Покровская церковь (Апостола Матфия) в Санкт-Петербурге

Покровская церковь (Апостола Матфия) в Санкт-Петербурге

Была та смутная пора,
Когда Россия молодая,
В бореньях силы напрягая,
Мужала с гением Петра.
А. С. Пyшкин

Россия молодая. Петр на вздыбленном коне, несущийся вскачь вдоль стен Нарвской крепости, его сподвижники: «И Шереметьев благородный, и Брюс, и Боур, и Репнин, и счастья баловень безродный, полудержавный властелин»…Они все здесь, под Нарвой.

Прошло четыре года после стыдного поражения, которым Господь «оскорбил» Петра. Только оскорбил не в нашем нынешнем понимании этого слова, а оскорбил от слова «скорбь», погрузил в нравственную боль и страдание, заставил мучиться и переживать, понудил работать над собой. Та «скорбь» прорвалась, как нарыв, 9 августа (ст. ст.) 1704 года. Петр уже чувствовал победу, видел ее в лицо и хотел приурочить к 6 августа, к празднику Преображения Господня. И ведь случилась Божественная помощь: 6 августа осел сам собой, без помощи подрывников, бастион «Виктория» Нарвской крепости, «тогда Бог сей благой случай дал, что августа в 6-ой день сей бастион Гонор так для причины худого основания с исходи рва розселся и так обвалился, что без употребления подкопщиков тем брешь в таком добром состоянии обретался».

По записям самого Петра, это обрушение произошло в момент Литургии. И то, что Петр постоянно говорит о Божественной помощи, ищет и находит ей подтверждения, показывает нам императора как глубоко верующего человека. Поэтому он строит церкви, освящает иконы и просто молится, как обычный человек.

Название: 2.jpg
Просмотров: 722

Размер: 39.9 Кб
Окончательная победа пришла не в праздник Преображения Господня, а 9 августа, в день памяти Апостола Матфия. Православному человеку нужна молитва. Для молитвы нужен храм. И Петр благоговейно приказал построить в создаваемом им столичном граде Петербурге на Заячьем острове воинский храм во имя Апостолов Петра и Павла с приделом во имя Апостола Матфия.

Город рос. Отстраивалась каменная крепость, началось строительство каменного собора, и деревянная полковая церковь по приказу того же Петра была перенесена на Петроградскую сторону, туда, где были расквартированы полки. А вокруг нее образовалось воинское кладбище, где хоронили увечных и умерших от ран бойцов. Солдаты еще тех страшных войн спят и сейчас на месте Матфиевского (в просторечии Матвеевского) садика в Санкт-Петербурге.

Напротив домов 27 и 29, на углу Кронверкской и Большой Пушкарской улиц, расположен Матвеевский сад (официальное название — Калининский сад), ограниченный с двух других сторон улицей Ленина и Матвеевским переулком.
Приблизительно в центре сада находится невысокий холм. На его месте и вокруг него до 1932 года стояла церковь Апостола Матфия и Покрова Пресвятой Богородицы (памятник архитектуры, конец XVIII — начало XIX века, арх. Л. И. Миллер).

Первоначально в 1719 году сюда был перенесён деревянный храм во имя Апостолов Петра и Павла. Тот деревянный храм располагался в западной части современного сада, ближе к Матвеевской улице, в XX веке превратившейся в часть улицы Ленина. 31 января 1720 года храм был освящён на этом месте во имя Ап. Матфия в память взятия русскими войсками Нарвы, произошедшего в день этого святого, 9 августа 1704 года. Пётр I молился в этом храме о победоносном окончании войны со Швецией.

При Анне Иоанновне церковь стала полковой, для размещённых по соседству Копорского и Санкт-Петербургского полков. В течение XVIII века были возведены придел во имя св. прп. Сергия Радонежского и тёплая церковь рядом (в 1754) во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Позже деревянная Покровская церковь была разобрана и возведена каменная, а в 1806-м по повелению Александра I разобран вконец обветшавший Матфиевский храм, а на его месте начато сооружение каменного. В течение XIX века Матфиевская церковь ещё не раз перестраивалась и расширялась. При этом в ней неизменно хранился иконостас первой деревянной Петропавловской церкви…

Так и осталась Покровская церковь с приделом во имя Ап. Матфия. Живая история. Протяни руку – коснешься императора Петра.
И еще, возможно, самое главное. Это не просто полковая церковь. Это не просто храм воинской славы. Эта церковь неразрывно связана с самой почитаемой петербургской святой, любимой во всей России, с Блаженной Ксенией Петербургской.

Вокруг церкви располагались казармы Копорского полка. И улицы носили даже не названия, а номера. Лахтинская улица была линией с номером 11. И там нарезали землю для домов офицеров. Именно на этой улице-линии, в доме то ли 11 , то ли 12 или 15, проживала свою земную жизнь счастливая в замужестве Ксения Петрова. Оттуда она и ушла в мужнем офицерском полковничьем мундире в свою новую жизнь блаженной во Славу Божью. Она отдала свою душу за душу внезапно умершего мужа, она вымаливала его спасение. И теперь вся ее жизнь проходила в треугольнике: Сытный рынок, Покровская (Матфиевская) церковь – день, заболоченные поля за нынешним Чкаловским проспектом – ночь, ночной долгий разговор с Богом. Очень личностный. Покровский храм – родной ее приход, тут она молилась. Сначала ее и гнали оттуда, потому как дико выглядела женщина в офицерском мундире на паперти. Через 45 лет ее здесь же и отпоют, с почтением и любовью. На Сытном рынке она побиралась, но никогда не брала иную денежку, кроме как копеечку с Георгием Победоносцем. Да и копеечки эти тут же отдавала. Иногда брала одежду, когда ветхая мужняя форма совсем уж развалилась, но всегда в красных и зеленых тонах – цвет мундира Алексея Федоровича.
В последний путь нищенку Ксению Петербургскую провожала чуть ли не вся Петербургская сторона. От церкви Апостола Матфия, где ее и отпели, до Смоленского кладбища.

А потом начались легенды и чудесные истории.

Матвеевский садик присутствовал в моей жизни с детства. Сначала по его дорожкам я возвращалась в бабушкину подвальную комнату из школы. Потом, в юности, выскакивала из троллейбуса на остановке возле садика и опять, то мчалась, то мечтательно прогуливалась вдоль странной горки, которая заросла травой, но на самое ее плоское навершие вели каменные ступеньки. Иногда я по ним поднималась. Вокруг текла обыденная парковая жизнь: бегали дети, катались на велосипедах, носились собаки, чинно прогуливались мамочки с колясками, благообразные старушки сидели на скамеечках и поглядывали на своих внуков. А на верху этого странного холма всегда было тихо. Если зимой еще с его боков дети съезжали на санках, то летом это был почти всегда островок спокойствия. Здесь, наверху, было просто хорошо стоять и думать.
Однажды мы шли через сад с моим однокурсником, ныне известным профессором-филологом, и он, стряхивая капли дождя с зонтика, рассказал мне, что это не просто горка, не игра природы в холмы и овраги, а останки православного храма, и его бабушка – свидетельница того, как его взрывали. Они жили в доме Бенуа, напротив. И как страшно зазвенели стекла в квартире, как глухо и тяжко ударился колокол о землю, как застонало небо.

Название: 8.jpg
Просмотров: 690

Размер: 11.4 Кб
Храм святого Апостола Матфия (Покровская церковь) . Так он выглядел в 1921 году.

Название: 4.jpg
Просмотров: 662

Размер: 7.6 Кб
В 1923 году храм получил статус собора. Он был закрыт и взорван по постановлению Леноблисполкома в 1932 году. Обломки были сгруппированы в центре и засыпаны, в результате чего образовался ныне существующий холм.

Когда, после долгого пути, я вернулась в свой город, все было совсем иначе. Теперь уже мы жили в доме напротив Матвеевского садика. И последние десять лет я стала замечать группу людей, стоящих возле холма и молящихся. Каждую неделю, в среду, из года в год. Потом появился крест, потом доска с историей храма.

Название: _DSC9306.jpg
Просмотров: 703

Размер: 39.3 Кб

Название: 080703matveevsky2.jpg
Просмотров: 670

Размер: 36.8 Кб

Случилось страшное: уникальный храм был разрушен… Но продолжается молитвенное стояние. Образовался приход. Появился настоятель – иер. Николай Николаев, началась молитвенная жизнь, пока
в храме на Лахтинской, 12, при Институте им. Турнера. Храм во имя иконы «Всех Скорбящих Радость» тоже имеет отношение к Блаженной Ксении. Но Покровская церковь – это ее молитвенный дом, и наш долг – восстановить его, чтобы душа Ксеньюшки, как и Ангел-Хранитель церкви, смогла возвращаться к себе домой.

И последнее в Церковном календаре день 22 августа обозначен праздничным знаком:
Апостола Матфия (ок. 63)